#BionicManDiary, запись № 001: как мне вживили чип

Новости Спецпроекты

Я проснулся с бактерицидным пластырем на руке, маскирующим небольшое отверстие между большим и указательным пальцами. Первой мыслью было: WTF? Где я вчера был и что со мной произошло?

Как я стал киборгом

Постепенно в памяти стала восстанавливаться цепь событий. Свет фотовспышек фотографа, подбадривающие крики болельщиков, жесткий запах антисептика и татуированный с ног до головы мужик, орудующий имплантационным шприцем.

«Назад дороги нет — ты же хотел менять мир? Получай, фашист, гранату — кто теперь мешает?» — подумал я. И… приступил. Спустя несколько минут у меня под кожей уже жил NFC-биочип.

Кстати, о процедуре. Если верить Голливуду, имплантация чипа под кожу выглядит примерно так:

На деле все не так красиво и легко, и это стало первым моим открытием в процессе данного эксперимента. Для того чтобы ввести чип, используется специальный шприц с диаметром стальной иглы порядка 3 миллиметров, что, скажем прямо, до фига.

Никакой анестезии не было: мастер пирсинга лучезарно улыбнулся и сказал что-то вроде: «Будь мужиком, терпи, а теперь — погнали!» Но произнес он это не очень разборчиво, так что, пока я пытался понять, что же он мне пытался сообщить, мою руку уже вовсю рвал шприц. Мне кажется, я физически слышал треск, когда холодная сталь проталкивалась под мою кожу.

Добрый доктор имплантолог

Добрый доктор-имплантолог

Процедура продлилась не более 5 секунд. По болевым ощущениям это сопоставимо с гипотетической ситуацией, когда берут кровь из пальца, вены и задницы одновременно. Местная анестезия — хотя бы спрей — в следующий раз не помешает.

А следующий раз совершенно точно будет! Потому что уже сейчас мне видно и ясно, что список проблем данной технологии напоминает бесконечно уходящую в «далекую-далекую галактику» простыню. И решить большую часть из них предстоит более совершенными, построенными в том числе на фидбэке, чипами.

Для тех, кто еще не в курсе и первый раз слышит о том, что происходит. Несколько дней назад, во время конференции #TheSAS2015, на которой собрались лучшие в мире эксперты и гуру в области информационной безопасности, сотрудникам «Лаборатории Касперского» вживили чипы.

Добровольцев было двое: помимо меня NFC-чипы имплантировали главе европейской PR-службы «Лаборатории Касперского» Повелу Тородду — по национальности он швед, но живет в Лондоне.

Mission accomplished!

Что представляют собой эти чипы? Это небольшие (12 мм на 2 мм) устройства, которые способны хранить до 880 байт памяти и позволяют человеку взаимодействовать с окружающей техникой вроде смартфонов и приложений на них, ноутбуков, электронных замков, турникетов общественного транспорта и прочих типичных представителей «Интернета вещей», и все это без каких-либо проводов, простыми касаниями.

Решение «чиповаться» было принято по классике жанра — сидели в пабе, пили пиво и обсуждали эволюцию Интернета

В каком-то смысле я стал, возможно, первым в России кибернетическим организмом, за спиной которого стоит огромная компания, напрямую заинтересованная в практическом применении результатов теста.

Мы с Повелом приняли решение о том, что будем «чиповаться», где-то за три месяца до #TheSAS2015. Произошло это по классике жанра: сидели в пабе, пили пиво и обсуждали эволюцию Интернета, его явных плюсов и тянущихся паровозом минусов вроде массы устаревших технологий, которые остаются с нами только потому, что «нельзя просто взять и зайти в Мордор». Лучше всех это сформулировал Нил Стивенсон в «Криптономиконе»:

«Просто потому, что старая технология всем, кому надо, понятна и нормально работает, под нее сделаны и протестированы все программные и электронные технологии, а лучшее — враг хорошего, особенно если прибыль у тебя настолько мала, что различить ее можно только с помощью методов квантовой механики и любые помехи в совместимости подкосят компанию на корню».

Например, мы десятилетиями пользуемся для аутентификации паролями, которые давно уже ни от чего не защищают, и все, кто работает в индустрии безопасности, об этом прекрасно знают.

В общем, сидели мы допоздна, поэтому договорились. Решили, что надо менять мир к лучшему радикально и публично, на собственном примере демонстрируя возможности инноваций, если те лишены ограничений разработок 30-летней давности. Нас никто не просил или не принуждал вживлять биочипы, нам никто не доплачивает за эксперимент — это сугубо добровольная инициатива.

Меня искренне волнует практически неизбежная в будущем синергия (в той или иной степени) между живым организмом и компьютером — у бионики как направления огромный потенциал. Проблема в том, что многие современные технологии, к сожалению, разрабатываются с весьма посредственной проработкой вопросов безопасности и обеспечения прав пользователя на неприкосновенность личного пространства.

За примерами далеко ходить не надо: недавно один из наших европейских экспертов в рамках исследования в прямом смысле взломал свой собственный дом, и это заняло у него всего ничего времени.

Но подключенные к Интернету телевизор или кофеварка — это одно дело. Человеческий организм — совершенно другое. Я вступил в эксперимент для того, чтобы на своем личном примере понять не только прелести технологии, но и ее подводные камни, уязвимости, разобраться, как и что могут захотеть украсть или повредить злоумышленники, чтобы помочь заранее предусмотреть варианты защиты и помочь ее разработать. Пока на это есть время.

Меньше всего на свете я бы хотел, чтобы мои дети и внуки стали жертвами бионических киберпреступников, — то, что рано или поздно таковые появятся, текущая статистика позволяет прогнозировать без всяких сомнений.

В теории возможности применения чипа ограничены только воображением. С его помощью можно открывать двери офиса, дома, машины, управлять электронным кошельком, разблокировать смартфон или ноутбук без какого-либо пароля (сам чип может быть моим идентификатором) — собственно, если достаточно развить технологию, пароли вообще могут отпасть как класс.

Чип можно использовать как зашифрованное хранилище для особенно ценной личной информации, которая должна принадлежать только человеку, скажем его истории болезни, биографии, паспортных данных и так далее. Согласитесь, предоставляя доступ к такого рода информации, хочется быть уверенным, что знаешь кому, когда и зачем. При этом важно уделить особое внимание обеспечению права человека на частную жизнь.

Собственно, сам для себя я определил пять целей/направлений развития эксперимента:

  1. Понять, насколько комфортно человеку ходить с… по сути инородным компьютерным мини-интерфейсом под кожей: субъективные ощущения, физический, но самое главное — психологический климат.
  2. Выявить потенциал технологии — практические сценарии, возможные в краткосрочной и долгосрочной перспективе.
  3. Определить слабые стороны технологии: недостатки формфактора, чувствительность к существующим киберугрозам и угрозам новых, специально адаптированных под данные условия типов.
  4. На собственной шкуре прочувствовать противоречивые моменты с юридической, духовной, социальной точек зрения.
  5. И в качестве итога — составить максимально детальный FAQ.

Обещаю здесь и сейчас, что приложу все усилия для того, чтобы ответить на 100% всех вопросов, которые вы будете задавать. Без ограничений. Думаю, это самая ценная из всех целей — давайте думать и спорить вместе, ибо в спорах рождается истина. Условие одно — взаимное уважение мнений, аргументируемых с помощью фактов; хамство и троллинг обречены на удаление.

И, как говорил герой моего детства, первый человек, полетевший в космос, — Юрий Гагарин: «Поехали!»

Следующий пост — про то, в какое место на самом деле стоит вшивать биочип, и мои первые эксперименты с самопрограммированием.

Искренне Ваш,
ЧЕ

P.S. Все посты и твиты можно отыскать в соцсетях по хэштегу #BionicManDiary.