Большие Данные: злоупотребления и сомнения

Бизнес

Это заключительный пост Недели Больших Данных. Предыдущие посты серии представлены по ссылкам ниже:

  1. Что такого значимого в Больших Данных?
  2. Большие Данные: когда машины знают лучше
  3. Большие Данные против большого мошенничества
  4. Большая Безопасность: картина покрупнее
  5. Большим данным большие риски

Последнее, о чём хотелось бы поговорить в рамках темы, это о безопасности от Больших Данных. Растёт количество публикаций, в которых авторы обращаются к сомнительным способам использования больших массивов данных. В большинстве случаев речь, конечно, идёт о нарушении тайны личной жизни (privacy), и действительно, сегодня эта тема как никогда актуальна. Однако ею дело не ограничивается.

В первом посте серии мы показали, как анализ Больших Данных можно использовать совсем не в благих намерениях — для атаки на бизнес, например; потенциальные объёмы потерянных данных также могут привести к форменной катастрофе. Вдобавок, киберпреступники читают те же книги, что легитимные эксперты, и если они найдут способ обходить системы безопасности, опирающиеся на Большие Данные, это рано или поздно произойдёт. Причём скорее рано.

swiss army knife

В то время как privacy беспокоит экспертов больше всего, Джамал Хаваджа, автор колонки в Dataconomy, указывает, что Большие Данные, по сути, «это бескрайнее море информации, которая может быть использована как силами добра, так и силами зла».

В сущности, всё зависит от людей и от того, как и для чего они используют Большие Данные и как защищают «дистиллированную» из них информацию. Никаких причин рассматривать Большие Данные как «панацею», нет. Это инструмент. Возможно, новый, большой, сложный, пригодный для множества целей универсальный инструмент — навроде швейцарского армейского ножа (за которым, кстати, требуется уход, особенно в жёстких условиях эксплуатации), но никак не Кольцо Всевластья Саурона.

Возвращаясь к началу, хотелось бы отметить, что главный герой сериала «В поле зрения» Харольд Финч преднамеренно наложил жесточайшие ограничения на выдачу информации со стороны его Машины: заинтересованным лицам выдаётся только номер свидетельства социального страхования лица, с которым связана «аномалия». И далее уже именно люди должны решать, что этот человек из себя представляет — жертву, потенциального преступника или «лицо, релевантное для национальной безопасности», т.е. террорист или жертва террористического акта. Финч верил, что только люди имеют право решать судьбу других людей, вне зависимости от того, сколько и каких сведений может добыть на него Машина.

Что характерно, главный антагонист сериала исходит из прямо противоположной точки зрения.

P.s. Расскажите нам, что вы думаете по этому поводу!

<< Предыдущий пост