21 марта 2017

Антарктика живьем

Спецпроекты

Как погода? Тепло ли вам там? Нам тоже тепло, но исключительно пока мы не высовываем носов за пределы кают — мы… ну-ка угадайте где? В антарктических водах, сочетаем искусство, науку и немного аскетизма. Наш верный стальной конь длиной 117 метров, «Академик Сергей Вавилов», уже вышел из порта Ушуая, что на Огненной Земле в Аргентине, и отправился на юг.

Антарктика живьем

«На юг» — звучит тепло, но не верь ушам своим: нам предстоит пройти Южный полярный круг, высаживаться на нескольких островах близ Антарктики, размять ножки на самом южно-полярном континенте, а уж дальше на мыс Горн. Ну а потом можно и домой.

Мы тут не только позагорать и покупаться на природу посмотреть — у нас миссия. В рамках Антарктического Биеннале мы создаем новое искусство — художники, поэты и прочие люди искусства общаются с футурологами и другими людьми технологий, а Антарктика создает подходящее настроение, чтобы творить что-нибудь совсем другое, непривычное, такое, чтобы прямо, наотмашь и не в бровь, а в глаз.

Условия у нас спартанские: телефон спутниковый – один, медведь зеленый – один, трафика аж 100 мегабайт на всю группу.

Условия у нас спартанские: телефон спутниковый — один, медведь зеленый — один, трафика аж 100 мегабайт на всю группу. Но куда же без фотографий? Без фотографий никуда. Так что ведем лайв, понимаешь, блог — все интересное, что видим и что пролезает через узкий спутниковый канал, складываем сюда. Последовательность, соответственно, обратная — чем выше фото, тем дальше мы от Огненной Земли. Так что мотайте в самый низ — и поехали!

28 марта. Отличительная черта Antarctic Biennale – это не чисто современное искусство, но и философские дебаты и научные дискуссии. Идея организаторов как раз и состоит в том, чтобы «перемешать, но не смешивать» участников и создать уникальный междисциплинарный проект. С одной стороны, такой подход позволяет посмотреть на задачи с разных сторон и учесть разные мнения. А с другой – это вдохновляет на новые открытия.

Весь путь обратно в Ушуаю через пролив Дрейка мы провели как раз за этим занятием – обсуждали проекты, результаты, смотрели в будущее, фантазировали и планировали.

11 дней на корабле посреди невероятно красивого, но исключительно опасного ландшафта – это, конечно, сплачивает. Было очень грустно расставаться. С другой стороны, грусть во время расставания – не это ли лучшее доказательство, что мероприятие удалось?

На самом деле Antarctic Biennale на этом не заканчивается. Впереди много всего разного и интересного для демонстрации результатов. Будут выставки, конференции, выпустят фильмы и книги. Следите за новостями!

26 марта. Погода, похоже, решила окончательно наладиться, так что нас окружает сплошь красота да лепота. Ох не даром Райскую бухту, до которой мы наконец дошли, называли райской – чудо как хороша. И успеть в такую погоду можно много. Вот, например, инсталляция лидера нашей экспедиции, Александра Пономарева. Ее собирали несколько дней на борту корабля – и наконец запустили в плавание. Это что-то вроде трех здоровенных сферических канделябров, закрепленных под резиновой лодкой. Они собирают свет с поверхности и перенаправляют его в лампу, расположенную под ними. И она светится – на радость подводной флоре и фауне. Собственно, для них инсталляция и затевалась, и они, похоже, довольны.

Или вот еще парочка вчерашних инсталляций, обе про заботу о природе. Шо Хасегава рассекал по антарктическим просторам на коньках. Но не простых, а золотых электрических – в том смысле, что они умеют генерировать электроэнергию. Также у Шо была с собой ручка, но не простая, а… нет, не угадали, световая. Ей можно рисовать в воздухе, если зарядить ее батарейку, а заряжается она – вот теперь угадали – от коньков. Другая троица запустила две летающих пирамиды, которые поглощают солнечную энергию. В общем, никакого зловредного влияния на природу, а электричество генерируется. Везде бы так, но коньков с пирамидами не напасешься.

Ну и наш зеленый медведь, конечно же. Он, вроде, сам по себе инсталляция, но может и участвовать в других инсталляциях. В те редкие моменты, когда никто не хочет с ним пообниматься или сделать селфи – косолапый популярен донельзя.

25 марта. Шоу продолжается!

А вот еще немного приключений зеленого медведя в Антарктике.

24 марта. Подъем ровно в 7 утра вместе с радостным будильником «Доброе утро, биеннале». Первый солнечный день, первый антарктический восход – он достоин если не отдельной песни, то уж как минимум отдельной инсталляции. Фольга, которую Йоакин Фаргас натягивает на лед для спасения ледников, блестит на солнце.

Организовали фотовыставку, позвали пингвинов. Им понравилось. Шама Рахман сыграла им – ну и нам, конечно, тоже — концерт на ситаре. Звучит потрясающе, особенно посреди антарктических льдов. А были ли вообще до нас концерты на этом материке? Вот, несем культуру туда, где она еще не бывала.

23 марта. На юг! Мы собирались остановиться на бывшей базе британского спецназа в Порт Локрой, но погода была против. Так что мы отправились в пролив Эррера – и целый час наблюдали китовьи пляски. Очень, очень, нет, очень-очень много китов. Столько китов сразу не видел даже наш капитан, а он просторы Антарктиды не первый год бороздит. Этакий китовый суп – море бурлит, плавники мелькают.

Но китовым супом сыт не будешь, нужно и что-то для души. Так что вместе с Ясуаки Игараси, одним из художников на нашем корабле, мы плели сеть. Вот такой вышины, вот такой ширины. Эта сеть должна объединять воспоминания всех, кто участвовал в ее создании. А потом ее натягиваешь – и окружающий пейзаж предстает в новом свете.

22 марта. Вот вам еще немного антарктических пейзажей. Ну а мы продолжаем наше путешествие, впереди нас ждет еще много айсбергов, пингвинов и арт-инсталляций.

21 марта. Антарктида не терпит чужих расписаний. Мы-то думали, что ножки на суше разомнем еще вчера, но не тут-то было. То погода нелетная, то айсберги необходимые. Так что у гостеприимных пингвинов на острове Петерманн мы оказались не с первой попытки и только сегодня. Зато встречали нас всем островом — и пингвины, и морские слоны, и мимо проплывавшие киты.

Не так, поди, часто до них добирается искусство. Ну а мы привезли им три инсталляции и занимаемся спасением мира: запустили робота «Гласиатора» — будет кататься, трамбовать снег и спасать мир от древних вирусов.

Планы, кстати, никогда не рушатся поодиночке — они делают это все и сразу. Вечером мы должны были проходить пролив Лемэра, но, угадали, он был забит айсбергами: не пройти и не проехать. Так что следующую инсталляцию — проекции — пришлось делать прямо на айсберге. Автор идеи — Алексис Анастасью (Alexis Anastasiou), художник, бразилец и просто хороший человек.

20 марта. Только что пересекли Южный полярный круг. Видели первые айсберги. Через два часа высаживаемся на ледяную сушу!

19 марта. Это пролив Дрейка. Говорят, там бывают волны по 15 метров и ветер под 35 м/с, но у нас все наоборот: тихо, спокойно, вот только ничего толком не видно.

18 марта. У зеленого медведя, кстати, было немало приключений по пути сюда. Первая партия из пары отборных японских медведей застряла на российской таможне, третьего и последнего из оставшихся мы перехватывали в Париже, а потом сотрудники авиакомпании все никак не верили, что он влезет в самолет. Влез, уместился, долетел. Ну хоть не даром — теперь на Антарктику поглядит.

17 марта. На старт, внимание, марш! «Академик Сергей Вавилов» и почти сотня его последователей-обитателей отправляются из Ушуаи в антарктические льды. Компания подобралась отличная — народ как на подбор общительный, креативный и немного странный. Художники, исследователи и футурологи. И зеленый медведь, конечно же. Пока есть возможность фотографировать на нормальную камеру и пересылать это все через нормальный Интернет, отрываемся как можем.